Высокое Средневековье

Высокое Средневековье — период европейской истории, продлившийся приблизительно с 1000 по 1300 гг. Эпоха Высокого Средневековья сменила Раннее Средневековье и предшествовала Позднему Средневековью. Основной характеризующей тенденцией этого периода стало быстрое увеличение численности населения Европы, что привело в свою очередь к резким изменениям в социальной, политической и других сферах жизни.

Британия

В 1066 году произошло завоевание Англии прибывшей с континента армией нормандского герцога Вильгельма Завоевателя. В 1169 году норманны вторглись в Ирландию и вскоре подчинили себе часть ее территорий. Примерно в это же время были завоеваны Шотландия, которая позднее восстановила свою независимость, и Уэльс. В XII веке был основан институт казначейства, а в 1265 году был созван первый парламент. В 1215 г. король Иоанн Безземельный подписал Великую хартию вольностей — документ, ограничивающий королевскую власть и ставший впоследствии одним из основных конституционных актов Англии.

Скандинавия

В период между серединой X и серединой XI веков завершилась эпоха набегов викингов. Скандинавские королевства теперь были объединены, а их население приняло христианскую веру. В начале XI века Данией, Норвегией и Англией правил король Кнуд Великий. Вскоре после его смерти в 1035 году в Норвегии и Англии восстановились прежние династии, а после поражения датчан при Борнхёведе в 1227 году их влияние в регионе сильно уменьшилось. К этому времени Норвегия укрепила свои позиции на Атлантике, подчинив себе территорию от Гренландии до острова Мэн, а Швеция под управлением короля Биргера Ярла прочно обосновалась на Балтике.

Франция и Германия

К началу эпохи Высокого Средневековья Каролингская империя распалась на два отдельных государства, на территориях которых позднее сформировались современные Германия и Франция. Германия в те времена занимала господствующее положение в составе Священной Римской империи.

Южная Европа

Средневековая Испания

В 711 году большая часть Пиренейского полуострова (за исключением северных регионов) была оккупирована маврами. В XI, а затем в XIII веке объединившиеся христианские государства под предводительством Кастилии полностью вытеснили мусульман из центральных областей полуострова и частично из южных.

Средневековая Италия

Переселения народов, власть Одоакра, остготов и лангобардов, греков и папы (476—774)

Временем падения Западной Римской империи и моментом, когда для И. начинается, по-видимому, новая, самостоятельная история, считается вторжение Одоакра, во главе смешанных варварских полчищ герулов, ругиев и других германских племён. После взятия Павии (22 августа 476) провозглашённый своими войсками королём, он овладел Равенною и Римом и, убив патриция Ореста и устранив молодого императора Ромула Августула, вошёл в соглашение с восточн. римским императором, причём, отказавшись от титула императора, получил звание римского патриция и сохранил за собой обладание п-овом, Далмацией, Ретией и Сицилией; Корсика и Сардиния остались под властью вандалов. Римские законы и управление остались неизмененными. Одоакр был вскоре свергнут остготами, которые, в свою очередь, через пол-столетия были подчинены Велизарием и Нарзесом Восточной Римской империи. Смуты и вторжения других германских племён продолжались и в последующие годы, пока лангобарды не положили конец византийскому управлению в большей части И. В 568 г. они проникли из Паннонии в И. и шаг за шагом овладели Фриулем, Венецией и Лигургией. Павию, которая была взята после трёхлетней осады, лангобардский король Альбоин сделал столицей своего государства; греки были оттеснены к Равенне и в южн. И. После умерщвления Альбоина, 36 герцогов решили не избирать короля, а продолжать завоевания самостоятельно. Нашествие франков, в 584 г., повело, однако, к избранию Аутариса, который отразил франков, бывших в союзе с греками и доставил облегчение покорённому римскому населению. Окончательное примирение с последним состоялось, однако, только при Агилульфе (590—615), который принял католицизм. Упадок могущества лангобардов при преемниках Агилульфа только временно задержался при Ротарии; затем началось дробление государства, вследствие вторжений франков, аваров и греков. Значение лангобардов вновь усилилось при энергическом Лиутпранде (713—744 г.), когда папа Григорий II принуждён был искать их поддержки во время распри, из-за иконоборства, с византийскими императорами. Когда папству, вместо зависимости от Византии, стала грозить зависимость от лангобардов, папа Стефан II обратился за помощью к франкам, которые пришли под предводительством Пипина и принудили лангобардского короля Айстульфа признать верховную власть франков, которой вскоре после того подчинились и герцоги Сполето и Беневента.

Присоединение лангобардской Италии к империи Карла Великого, Италия в правление саксонских и первых франконских государей (774—1056)

Положение последнего лангобардского короля Дезидерия, сделавшегося тестем Карла Великого, обещало быть более прочным, но ожесточённая вражда, возникшая именно по поводу этого родства, побудила Карла Великого тем быстрее явиться на помощь к папе, которого теснили лангобарды. В 774 г. Карл принудил Павию к сдаче; Дезидерий удалился в один из франкских м-рей, а государство лангобардов было присоединено к франкскому. Внутреннее устройство его осталось, однако, прежним и только лангобардские герцоги заменены были, большей частью, франкскими графами. Власть папы, который получил теперь, кроме Рима, все прежние греческие владения в средней и верхней И., значительно усилилась, но, вместе с тем, он попал в зависимость от Карла В., который, во время своего третьего похода в И. (780—781), принудил папу короновать королём И. своего малолетнего сына Пипина. Нижняя Италия, с Сардинией, Сицилией и Корсикой, осталась в руках греков. Призванный папой Львом III, Карл Великий в пятый раз явился в И. зимой 799 г. и в день Р. Х. 800 г. короновался императором. Едва ли что-нибудь имело в последующие столетия большее влияние на историю И., чем старания пап избавиться от верховной власти восстановленной германцами Зап. империи и постоянное противодействие им со стороны германских императоров. С греками и Беневентом Карл Великий заключил мир в 812 г., а в 813 г. передал корону И. сыну умершего между тем Пипина, Беренгару, после ослепления которого Людовик Благочестивый отдал И. своему сыну Лотарю. Во время смут, в которые повергнут был Запад позднейшими делениями государства Людовиком Благочестивым, Италия оставалась за Лотарем. В 828 г. Сицилия была захвачена сарацинами; набеги их на нижнюю И. и даже на Рим продолжались при сыне и преемнике Лотаря, Людовике II (855—875).

После смерти бездетного Людовика, Карл Лысый французский быстро завладел коронами И. и императорской. Ему наследовали, в качестве королей И., сыновья Людовика германского, Карломан и Карл Толстый. После смерти последнего (888 г.) поднялся в И., на юге которой все ещё продолжались местные распри и вторжения сарацинов, Беренгар, маркграф фриульский, и принял в феврале 888 г., в Павии, корону И., но вскоре признал над собой верховную власть короля германского Арнульфа. Гвидо Сполетский оттеснил Беренгара на восток Верхней И., короновался в Павии, в 891 г. овладел и имп. короною, а в 892 г. назначил соправителем сына своего Ламберта. Арнульф, призванный Беренгаром, предпринял два похода в И.: во время первого он, в 894 г., принял корону И. в Павии, а во время второго сверг Беренгара и короновался в Риме императором. После его удаления Беренгар и Ламберт пришли к соглашению относительно раздела И. После смерти Ламберта (898) король бургундский Людовик заявил притязания на его владения. Беренгар, начавший с ним по этому поводу борьбу, принуждён был в 901 г. и затем в 904 г. бежать перед Людовиком, но в 905 г. захватил его в плен, после чего ещё раз соединил И. Каролингов. Группа возмутившихся аристократов призвала против Беренгара, коронованного императором в 916 г., короля верхней Бургундии Рудольфа, который короновался в Павии в 922 году. Беренгар, со своей стороны, призвал в страну венгров, которые, опустошая все на своём пути, проникли до Прованса. Беренгар был умерщвлён одним из своих приближённых (924). У Рудольфа вскоре стал оспаривать власть в Италии Гуго Провансальский, который короновался в Милане в 926 году, сделал своего сына Лотаря соправителем (931) и наконец, через брак с Марозией, старался утвердиться и в Риме, но был изгнан из города сыном её Альберихом. Насильственному господству Гуго старался положить конец бежавший в Германию маркграф Беренгар Иврейский, явившийся оттуда с войском в 945 г.

Оттон I (936-973) и Оттон II (973-983)

После смерти Гуго вдова Лотаря, Адельгейда, на которой Беренгар хотел женить своего сына Адальберта, уже возведённого им в сан соправителя, призвала на помощь Оттона I, который в 951 г. перешёл Альпы и, вместе с рукою Адельгейды, овладел и королевством И. Возвращаясь в Германию, Оттон оставил в Павии регентом сына своего Конрада, с которым Беренгар заключил соглашение; принеся ему ленную присягу, он получил обратно своё королевство (952). Пока Оттон был занят в Германии, Беренгар распоряжался в И. как независимый владетель, преследовал приверженцев Адельгейды и Оттона и восстановил против себя папу Иоанна XII. Призванный последним, Оттон торжественно вступил в Павию (961), откуда отправился в Рим для возложения на себя императорской короны (962). Низложение Беренгара, для чего Оттон снова вернулся в Павию, было, однако опять отсрочено восстанием Рима в пользу сына Беренгара. Вернувшись в Рим, Оттон отрешил бежавшего Иоанна XII и возвёл на престол Льва VIII (963); затем он направился в верхнюю И., где ему удалось, наконец, захватить Беренгара. В 964 г. Оттон восстановил на папском престоле Льва VIII, заставив и папу признать над собой главенство императора; в 966 г. он ещё раз явился из Германии, вследствие восстания в пользу Адалберта, сына и соправителя Беренгара, бежавшего в Константинополь; в 967 г. он короновал в Риме императором сына своего Оттона. Оттон II, после своего вступления на престол, мог отправиться в И. только в 980 г.; в 981 г. он посетил Рим, чтобы короноваться и затем отсюда продолжать начинания своего отца против нижней Италии. Отняв у греков Бари и Тарент и разбив сарацин при Котроне, он потерпел при их преследовании тяжёлое поражение. Среди новых приготовлений к войне он умер в Риме, в 983 г.

Несовершеннолетие его сына Оттона III, уже ране избранного в Вероне королём Германии и И. снова открыло в И. простор для распрей местных духовных и светских владетелей в Риме возвысилась фамилия Кресченцио и приобрела такое же положение, какое занимали до вмешательства Оттона I семейство Марозии и графы Тускуланские. Но уже в 996 г. Оттон III явился в Рим, где возвёл на папский престол Григория V, германца родом, который короновал его императором, после чего он возложил на себя в Милане и корону И. Из Германии Оттон III прибыл вновь в 997 г., чтобы в Риме казнить возмутившегося Кресченцио и его приверженцев и возвести на папский престол Сильвестра II (998). После ранней смерти Оттона (1002) итальянцы избрали в Павии королём Ардуина Иврейского, против которого двинулся из Германии Генрих II. Ардуин был покинут всеми; Генрих II короновался в Павии, но в самый день коронации против него поднялся мятеж, принудивший его к поспешному отступлению из И. Борьба городов, князей и епископов, державших сторону Ардуина или Генриха, продолжалась до тех пор, пока последний вторично (1013) не явился в Павию. Когда он отправился в Рим (1014) для коронования императором, Ардуин удалился в м-рь, где и умер этот последний национальный король И. (1015). Чтобы окончательно вытеснить греков из нижней И., папа Бенедикт VIII обратился в 1020 г. к Генриху, который в 1021 г. заставил Беневент, Неаполь и другие греческие и вольные города признать свою власть, но прочного успеха не имел. Такой же характер имела и первая попытка Конрада II, который в 1027 г. отправился в Рим за императорской короной; удаляясь из И., он поручил ведение тамошних дел архиепископу Ариберту, но последний не мог справиться с распрями между высшей и низшей аристократией. Чтобы положить им конец, Конрад в 1036 г. сам вернулся в верхнюю И., где сделал наследственными и лены низшего дворянства, или вальвассоров. Этим раздроблением владений аристократов на мелкие участки он хотя и устранил грозившую с их стороны опасность, но зато сломил последнюю преграду к возвышению среднего сословия, которое в Милане уже в то время оказывало успешное сопротивление императору. Не овладев Миланом, Конрад направился в Рим на помощь Бенедикту IX, теснимому баронами. Затем он снова утвердил императорскую власть в нижней И. и дал Аверсу в лён норманну Райнульфу, который уже ранее там утвердился. Другому норманнскому вождю, Драго, Генрих III дал позднее (1047) в лён Апулию. Генрих водворил энергическими мерами порядок в Риме, где отрешил от престола троих возведённых друг против друга пап; но в то же время он расчистил путь для направления, которое своим требованием полной независимости пап от императоров окончательно подготовило затянувшуюся на столетия борьбу между ними.

Уничтожение императорской власти в Италии папами, возникновение нижнеитальянского королевства и свободных государств в Северной Италии (1056—1268)

Образование среднеитальянского государства, с Готфридом Лотарингским во главе, начатое ещё при Генрихе III с целью создать оплот папству против императоров, приостановилось на некоторое время; но позднее притязания, заявленные курией на Тоскану, привели к продолжительной борьбе между императором и папой за владения маркграфини Матильды. Ещё более важные последствия имело соглашение Льва IX с норманнами, которым при Николае II в первый раз формально отданы были в лён земли, завоёванные ими в нижней И. и те, которые они ещё собирались отнять в Сицилии у сарацин (см. Сицилия). Вследствие этого посягательства на имперские права возгорелась, ещё во время несовершеннолетия Генриха IV, та борьба между империей и папством, которая наполнила затем всю жизнь этого несчастного государя (см. Генрих IV). Обеспечив себе поддержку в нижней Италии ленами, розданными последнему лангобардскому владетелю Беневента и норманну Ричарду капуанскому, Григорий VII перешёл, с ещё большим обострением борьбы за инвеституру, к решительному нападению на императорскую власть в И., которая здесь более чем где-либо нуждалась в поддержке епископов, и подобно предшественнику своему, Александру II, заключил с массой низшего городского сословия верхнеитальянских городов — патарией — союз против епископов, верных императору. Тогда Генрих IV объявил папу низложенным, но вынужден был в 1077 г. подвергнуться унижению в Каноссе, чтобы предотвратить союз папы с усилившимися германскими противниками Генриха. Когда Григорий VII тем не менее принял сторону его противника, Рудольфа Швабского, Генрих противопоставил ему антипапу Виктора III и, после победы имперских войск при Мантуе (1080) над войсками маркграфини Матильды Тосканской, сам во второй раз перешёл Альпы (1081). Римом он овладел только в 1084 г., и вскоре после коронования императором должен был отступить перед наступавшим на него Робертом Гвискаром. Во время третьего своего пребывания в И. (1090—92) Генрих удачно боролся с войсками Матильды. Успели эти, однако, побудили преданные курии города верхней И. — Милан, Кремону, Лоди и Пьяченцу — к новому восстанию и заключению первого ломбардского союза. К ним примкнул отпавший от Генриха старший сын его Конрад, который в 1093 г. короновался в Монце королём И., а в 1095 г. вступил в брак с дочерью Рожера I Сицилийского. Но ни Конрад, ни отец его, во время четвёртого пребывания своего в Италии (1094—1097), не добились там прочной власти. Напротив, около этого времени города выработали себе повсюду, по примеру Милана, республиканский образ правления. Самостоятельностью своей они прежде всего воспользовались для ожесточённой борьбы между собой. Эти распри облегчили наступление Генриха V (1110), который хотя и не взял Милана, но, после сейма на Ронкальских полях и соглашения с Матильдой, проник через Тоскану в Рим и захватил там в плен папу Пасхалия II В 1116 г. он совершил второй поход в Италию, который, однако, не усилил там императорской власти. В борьбе за престол, вспыхнувшей после смерти Генриха V, Конрад Гогенштауфен объявил себя королём И. против Лотаря Суплинбургского, но, покинутый папой и Миланом, должен был вскоре отказаться от своего намерения. Прочные последствия имело соединение всей нижней И. и Сицилии в одно королевство при Рожере II. Последний выставил в Риме преданного ему папу Анаклета II, против Иннокентия II. Тот сначала принуждён был бежать во Францию, затем искал поддержки у императора Лотаря, с которым в 1133 г. вошёл в соглашение относительно владений Матильды. Но так как Лотарь и при втором своём походе в Рим заботился только о восстановлении императорской власти в городах верхней И., то Иннокентий II после смерти Анаклета II заключил мир с Рожером. Конрад III Гогенштауфен был вынужден, вследствие внутренних дел Германии, все время держаться вдали от И. Около этого времени в Риме выступил Арнольд Брешианский; внутренняя борьба партий в городах верхней И. и Тосканы все более разгоралась благодаря тому, что извне не грозила никакая опасность. Это подало Фридриху надежду вновь проявить здесь императорскую власть. На зов папы он в 1154 г. двинулся в И. и тотчас начал войну против непокорного Милана. После разрушения Тортоны последовало коронование Фридриха королём в Павии (1155) и императором в Риме. Здесь Арнольд Брешианский был выдан папе; но вскоре начались волнения, принудившие Фридриха покинуть Рим и И. В 1158 г. он вернулся в верхнюю И., где Милан уже успел отразить часть императорских отрядов и заключить союз с папой и Вильгельмом I, королём нижней И. Милан сдался Фридриху на льготных условиях, но желание Фридриха принудить города принять имперских наместников (см. Подеста) вновь возбудило борьбу, в которой Фридрих достиг полного усмирения верхней И. срытием Милана (1162). В 1164 г. ненависть к имперским фогтам достигла в городах до такой степени, что составился союз городов Вероны, Виченцы, Падуи и Тревизо, к которым позднее присоединилась и Венеция. После неудачного нападения Фридриха на этот союз, он в 1166 г. направился к Риму, где во главе его итальянских противников стоял папа Александр III. Моровая язва заставила Фридриха бежать из И.; одновременно с этим составился великий ломбардский союз городов Кремоны, Бергамо, Мантуи и Феррары (1167), который вскоре примкнул к веронскому союзу и в который вошли также вновь отстроившийся Милан и все прочие большие города верхней Италии. Не присоединились к этому союзу только Генуя, тосканские города и Анкона. Император, спустившийся с Альп лишь в 1174 г., потерпел 29 мая 1176 г. тяжёлое поражение от войск ломбардского союза, заставившее его приступить к новым переговорам. Ему удалось заключить с Александром III мир в Венеции и склонить ломбардцев к перемирию. Мирным договором, заключённым в 1183 г. в Констанце, за верхнеитальянскими городами были признаны все вольности, которыми они пользовались со времён Генриха V, особенно права верховной власти (регалии) в городской черте и право вести войны и заключать союзы; император оставлял за собой лишь обычную субсидию во времена римских походов и инвеституру консулов. Сын Фридриха, Генрих, вступил в брак с наследницей Сицилии и нижней И., Констанцией; это имело целью совершенно обхватить папские владения королевством Гогенштауфенов с юга и их империей с севера и должно было довести борьбу папы с имп. в И. до крайнего напряжения. Верхнеитальянские города, которые в этой борьбе должны были впоследствии содействовать победе пап, в начале были большей частью подкуплены дарованными им льготами. После смерти имп. Фридриха и короля Вильгельма II, Генрих VI сумел отстоять свои наследственные права на нижнюю И. в борьбе с норманнской национальной партией. После ранней смерти Генриха, папа Иннокентий III, назначенный опекуном молодого Фридриха II, свои старания об отделении нижней И. от империи начал с того, что признал императором Оттона IV. Оттон IV, явившись в Рим для коронования в 1209 г., тотчас же сделал попытку овладеть нижней И. Тогда Иннокентий III выставил против него Фридриха II. Короновавшись императором в 1220 г., Фридрих не только грозил сделаться могущественным соседом пап в нижней И. и Сицилии, но и вырвать из их рук их последнее орудие — крестовые походы, так как в 1225 г. заявил свои притязания на Иерусалим и вместе с тем на руководство всем крестоносным движением. Для противодействия этому в верхней И. вновь возник ломбардский союз городов, под главенством Милана (1226). Папа Григорий IX неоднократно отлучал Фридриха от церкви; тем не менее последний, в союзе с Эццелино да Романо, в 1236 г., удачно действовал против гвельфов в Ломбардии, в 1237 г. нанёс миланцам при Кортенуове решительное поражение и затем обратился против папы, который созвал против него собор в 1240 г. Последний не состоялся, вследствие большой морской победы пизанцев при Мелории, где уничтожены были надолго могущество гвельфской Генуи и её флот, который должен был доставить на собор французских прелатов. Папа Иннокентий IV возобновил борьбу с Фридрихом; за неудачными попытками императора заключить мир последовали поражение его при Виттории (1248) и плен его способного сына Энцио. Смерть Фридриха (1250) и последовавшая через четыре года смерть его преемника Конрада IV, который в 1251 г. утвердился в нижней И., ускорила падение власти Гогенштауфенов в И. Хотя незаконный сын Фридриха II, Манфред, вступил в управление нижней И. и Сицилией и, вследствие ложного слуха о смерти Конрадина, короновался в 1258 г. королём, но в верхней И. Эццелино был разбит миланцами при Кассано в 1259 г. Когда власть Манфреда стала распространяться и в Средней И., папа Урбан IV вступил в переговоры с братом короля французского, Карлом Анжуйским, оконченные затем Климентом IV. Карл был избран римским сенатором и против Манфреда объявлен крестовый поход. В битве при Беневенте (1266) Манфред был разбит и погиб. Поход, предпринятый два года спустя Конрадином, окончился битвою при Тальякоццо (1268) и казнью последнего Гогенштауфена. Ещё более ожесточившаяся распря гвельфов и гибеллинов всюду подготовила конец гражданской свободе и отдала власть в руки отдельных аристократических фамилий (см. Республики итальянские в Средние века).

Борьба Анжуйского и Арагонского домов на юге, возникновение позднейшей Церковной области и развитие позднейших больших государсте в Тоскане и верхней Италии (1268—1492)

Карл I Анжуйский был коронован в Риме, по желанию папы, королём Сицилии; но в 1282 г. народ восстал против алчности и насилий французов (см. Сицилийская вечерня). Король Пётр Арагонский, имевший, через жену свою Констанцию, права на гогенштауфенское наследство в нижней Италии, высадился в том же 1282 г. на остров, а Рожер Дорийский принудил Карла к отступлению из Мессины. Карл II, сын Карла I, взятый в плен при второй морской победе Рожера (1284), отпущен был на свободу только под условием уступки Сицилии Иакову, второму сыну Петра Арагонского, но тотчас же возобновил, в союзе с Францией и Кастилией, войну с арагонцами. Когда последние, в 1296 г., захотели отказаться от острова, народ провозгласил королём третьего брата бездетно умершего Петра, Фридриха III, который, миром 1303 г., достиг прочного утверждения своей династии на острове.

Папы, около этого времени поселившиеся в Авиньоне, лишились плодов своей политики, клонившейся к разрушению всякой сильной власти в Италии. Призванный враждующими партиями, Генрих VII явился в Италию в 1310 г. и в 1312 г. короновался в Латеране, но вскоре умер (1313), после чего гвельфы снова подняли голову. У гибеллинов явился новый вождь в лице Каструччио Кастракане, который стал правителем Ликки и Пистойи и счастливо вёл войну с Пизой, в 1323 г. уступившей Сардинию арагонцам.

Новое сильное наступление на Италии сделано было Людовиком Баварским. Он сместил в Милане Галеаццо Висконти, овладел железной короной, отдал Пизу Каструччио Кастракане и сделал его герцогом луккским. В Риме он короновался императором, но вынужден был отступить из-за вспыхнувшего восстания.

Затем началась в Италии борьба мелких областей, которая повела впоследствии к образованию более обширных государств верхней и средней Италии и почти во всех городах отдала власть в руки отдельных лиц. Так случилось в Болонье, потом в Генуе и даже во Флоренции, призвавшей себе в правители герцога афинского, Вальтера Бриеннского. Эти владетели опирались на преданное им наёмное войско, что, с одной стороны, повело к пагубному развитию кондотьеров, с другой — способствовало возникновению культуры Возрождения, так как талантливые люди, устраняемые от общественной и военной деятельности, с тем большим рвением отдавались искусству и литературе (см. Гуманизм). В Риме, уже утомлённом насилиями аристократии, Риенци ввёл подобие древнеримского народного трибуната, но этим только проложил путь к восстановлению папской власти в вечном городе. Уже Урбан V пробыл в Риме 1367—70 гг., а Григорий XI перенёс туда, в 1377 г., папский престол из Авиньона.

Начавшийся за тем великий раскол благоприятствовал смутам в неаполитанском королевстве, оспариваемом провансальскими, венгерскими и нижнеитальянскими Анжу. Церковная область, объединённая Альборносом, стала вновь распадаться на мелкие владения. В Ломбардии Джангалеаццо Висконти успешно действовал против Рупрехта пфальцского (1401), но скоро умер и основанное им государство ослабело вследствие дележей и отпадения отдельных частей. Когда в Сицилии вымерла династия, она в 1409 г. была присоединена к Арагону, господство которой Альфонс V распространил в 1435 г. и на нижнюю Италию. Когда положен был конец расколу, папе Мартину V удалось водворить некоторый порядок в Церковной области; но при его преемнике, Евгении IV, беспорядки возобновились и раскол ожил снова. Область эта успокоилась только при Николае V.

Одновременно во Флоренции утвердилось бесспорное господство Медичи, между тем как в верхней Италии последний Висконти не раз подвергался нападениям венецианцев, под предводительством Карманьолы. Войны эти окончились миром между Миланом и Венецией в 1433 г., за которым последовал мир между Миланом и Флоренцией в 1441 г. Никакого значения для истории Италии не имели римские походы Сигизмунда (1431—33 г.) и Фридриха III (1452). В герцогстве Миланском престола добился кондотьер бездетного Филиппа-Мария Висконти, Франческо Сфорца (1450), и миром 1454 г. надолго установил границу между владениями Милана и Венеции. Когда в 1458 г. умер Альфонс V, нижняя Италия была отделена от Сицилии и Арагона в пользу его побочного сына Фердинанда, который осторожностью и хитростью достиг утверждения своей династии.

В это время, лишённое великих политических целей и движений, часто составлялись заговоры против лиц, стоявших во главе правления, как в нижней Италии, так и в Милане и во Флоренции. В последней, однако, Лоренцо де Медичи удалось вновь утвердить власть своего дома; он следовал при этом политике равновесия своего деда Козимо, которому по меньшей мере не уступал в деле покровительства наукам, искусствам и литературе. Последние достигли тогда в Италии своего высшего расцвета.

 

Восточная Европ

Киевская Русь

Образование Киевской Руси

Киевская Русь (Древнерусское государство) возникла на торговом пути «из варяг в греки» на землях восточнославянских племен — древлян, дреговичей, кривичей, полочан, полян, северян, словенов(новгородцев).

Основателями Киева летописная легенда считает правителей племени полян - братьев Кия, Щека и Хорива. По данным археологических раскопок, проводившихся в Киеве в XIX—XX веке, уже в середине I тысячелетия н. э. на месте Киева существовало поселение. Арабские писатели конца I тысячелетия (аль-Истархи, Ибн-Хордадбех, Ибн-Хаукал говорят о Куябе как о крупном городе. Ибн Хаукал писал: «Царь живет в городе, называемом Куяба, который больше Болгара… Русы постоянно торгуют с хозаром и румом (Византией)»

Русь упоминается как держава и в ряде других ранних источников: в 839 упомянуты послы кагана народа Рос, прибывшие сначала в Константинополь, а оттуда ко двору франкского императора Людовика Благочестивого. С этого же времени становится известным и этноним «русь». По аналогии с другими этнонимами того времени (чудин, гречанин, немчин и т. д.) житель (насельник) Руси, принадлежавший к народу «русь», звался «русин». Однако термин «Киевская Русь» появляется только в 18-19 веке.

В 852 при византийском императоре Михаиле III появляется упоминание о походах Руси на Царьград, зафиксированные в греческих летописях.

В 862 согласно Повести Временных лет, северославянские племена чудь, словене и кривичи призвали на княжение варягов (Согласно летописям их/варягов/называли Русь. Существует множество теорий кем же были эти самые варяги). Дословно: <<Сказали Руси Чудь, Словени и Кривичи: "Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами">>. Пришли 3 брата: Рюрик сел в Новгороде, Синеус сел в Белоозере, а Трувор сел в Изборске.

862(возможно чуть позже) Варяги (по одной из версий знать из свиты Рюрика) плывшие в Царьград, стремясь установить полный контроль над важнейшим торговым путем «из варяг в греки», устанавливают свою власть над Киевом. Летопись сохранила имена этих варягов: Аскольд и Дир .

866 Аскольд и Дир совершают поход на Царьград. Согласно греческим источникам, приблизительно в это время произошло так называемое первое крещение Руси, после которого на Руси возможно возникла епархия и христианство приняла правящая верхушка (возможно, во главе с Аскольдом).

В 879 в Новгороде умер Рюрик. Княжение было передано Олегу (регенту при малолетнем сыне Рюрика Игоре).

В 882 по летописной хронологии, князь Олег, родственник Рюрика, отправился в поход из Новгорода на юг. По пути захватив Смоленск и Любеч, установив там свою власть и поставив на княжение своих людей. Сам же отправился дальше, убил Аскольда и Дира, захватил Киев, и объявил Киев столицей своего государства (<<И сел Олег, княжа, в Киеве, и сказал Олег: "Да будет это мать городам русским".>>); господствующей религией вновь стало язычество, хотя христианское меньшинство в Киеве сохранилось. Вещий Олег считается основателем Киевской Руси.

Олег покорил древлян, северян и радимичей, ранeе плативших дань хазарам. Были заключены первые письменные договоры с Византией в 907 и 911, предусматривавшие льготные условия торговли для русских купцов (отменялась торговая пошлина, обеспечивалась починка судов, ночлег), решение правовых и военных вопросов. Были обложены данью племена радимичей, северян, древлян, кривичей. Согласно летописной версии, Олег, носивший титул Великого князя, правил более 30 лет, не считаясь с родным сыном Рюрика — Игорем. Тот занял престол после смерти Олега около 912 и правил до 945.

Игорь совершил два военных похода на Византию. Первый, в 941 году, завершился неудачно. Ему предшествовала так же неудачная военная компания против Хазарии, в ходе которой Русь, действуя по просьбе Византии, атаковала хазарский город Самкерц на Таманском полуострове, но была разбита хазарским полководцем Песахом, и тогда повернула оружие против Византии. Второй поход на Византию произошёл в 944 году. Он завершился договором, подтвердившим многие положения предыдущих договоров 907 и 911 годов, но отменявшим беспошлинную торговлю. В 945 году Игорь был убит во время сбора дани с древлян. После смерти Игоря в силу малолетства его сына Святослава реальная власть оказалась в руках вдовы Игоря княгини Ольги. Она стала первым правителем Древнерусского государства, официально принявшим христианство византийского обряда (по наиболее аргументированной версии, в 957, хотя предлагаются и другие даты). Впрочем, Ольга около 960 приглашала на Русь германского епископа Адальберта и священников латинского обряда (после неудачи своей миссии они были вынуждены покинуть Киев).

Около 962 возмужавший Святослав принял власть в свои руки. Его первым мероприятием стало подчинение вятичей (964), которые последние из всех восточно-славянских племён платили дань хазарам. В 965 Святослав разгромил Хазарский каганат. Святослав осуществил два похода в Болгарию, где намеревался создать собственное государство со столицей в придунайской области. Он был убит в бою с печенегами при возвращении в Киев из неудачного похода в 972. После смерти Святослава разгорелась междоусобица за право на престол (972—978 или 980). В ходе междоусобицы свои права на престол отстоял сын Святослава Владимир I Святой.

 

Характеристика государства в IX—X вв.

Киевская Русь объединила под своей властью обширные территории, населенные восточнославянскими, финно-угорскими и балтскими племенами, поставила их под свой контроль и вынудила платить их жителей дань Киеву. В официальных документах и летописных источниках того времени государство называлось Русь, Руськая земля. В узком смысле под ней понималась территория Переяславской земли, Черниговской, за исключением северных и северо-восточных ее частей, и Киевской земли, за исключением Деревской и Дреговической земель.

Глава государства носил титул великого князя, князя русского. Неофициально к нему иногда могли прилагаться и другие престижные титулы, среди которых тюркский каган и византийский царь.

Государственный аппарат включал в себя помимо великого князя подчиненных ему великих и светлых князей, местного (например, князь Мал) и варяжского (например, Рогволод) происхождения. Княжеская власть была наследственной. Помимо князей в управлении территориями участвовали великокняжеские бояре и «мужи». Это были дружинники, назначавшиеся князем. Бояре командовали особыми дружинами, территориальными гарнизонами (например, Претич командовал черниговской дружиной), которые в случае необходимости объединялись в единое войско. При князе также выделялся один из бояр-воевод, который зачастую выполнял функции реального управления государством, такими воеводами при малолетних князьях были Олег при Игоре, Свенельд — при Ольге, Святославе и Ярополке, Добрыня — при Владимире. На местном уровне княжеская власть имела дело с племенным самоуправлением в виде веча и «градских старцев».

Дружина в период IX—X вв. была наемной. Значительную её часть составляли пришлые варяги. Также её пополняли выходцы из прибалтийских земель и местных племен. Размеры ежегодной оплаты наемника оцениваются историками по-разному. Жалование выплачивалось серебром, золотом и мехами. Обычно воин получал около 8-9 киевских гривен (более 200 серебряных дирхемов) в год, однако к началу XI века плата рядовому войну составляла 1 северную гривну, что гораздо меньше. Рулевые на кораблях, старосты и горожане получали больше (10 гривен). Кроме того, дружина кормилась за счет князя. Изначально это выражалось в форме столования, а затем превратилось в одну из форм натуральных налогов, «кормление», содержание дружины податным населением во время полюдья. Среди дружин, подчиненных великому князю, выделяется его личная «малая», или младшая, дружина, которая включала 400 воинов. Древнерусское войско включало в себя также племенное ополчение, которое могло достигать нескольких тысяч в каждом племени. Общая численность древнерусского войска достигала от 30 до 80 тысяч человек.

Формой налогов в Древней Руси выступала дань, которую выплачивали подвластные племена. Чаще всего единицей налогообложения выступал «дым», то есть дом, или семейный очаг. Размер налога традиционно был в одну шкурку с дыма. В некоторых случаях, с племени вятичей, бралось по монете от рала (плуга). Формой сбора дани было полюдье, когда князь с дружиной с ноября по апрель объезжал подданных. Русь делилась на несколько податных округов, полюдье в киевском округе проходило по землям древлян, дреговичей, кривичей, радимичей и северян. Особый округ представлял собой Новгород, выплачивающий около 3000 гривен. Максимальный размер дани по поздней венгерской легенде в X веке составлял 10 тыс. марок (30 или более тысяч гривен). Сбор дани осуществляли дружины по несколько сотен воинов. Господствующая этно-сословная группа населения, которая называлась «русь» выплачивала князю десятую часть от своих годовых доходов.

В 946 году после подавления восстания древлян княгиня Ольга провела налоговую реформу, упорядочив сбор дани. Она установила «уроки», то есть размеры дани, и создала «погосты», крепости на пути полюдья, в которых жили княжеские администраторы и куда свозилась дань. Такая форма сбора дани и сама дань назывались «повоз». При уплате налога подданные получали глиняные печати с княжеским знаком, что страховало их от повторного сбора. Реформа содействовала централизации великокняжеской власти и ослаблению власти племенных князей.

В X веке на Руси действовало обычное право, которое в источниках называется «Закон русский». Его нормы отражены в договорах Руси и Византии, в скандинавских сагах и в «Правде Ярослава». Они касались взаимоотношений между равными людьми, русью, одним из институтов была «вира» — штраф за убийство. Законы гарантировали отношения собственности, в том числе и собственности на рабов («челядь»).

Принцип наследования власти в IX—X вв. не известен, однако по летописи новые князья были зачастую малолетними (Игорь Старый, Святослав Игоревич, Владимир I Святославич), что говорит о передаче власти младшим сыновьям, но на рубеже X—XI вв. столкнулись два принципа и борьба разгорелась между старшими и младшими членами рода. В XI веке княжеская власть на Руси передавалась по «лествице», то есть не обязательно сыну, а наиболее старшему в роду (дядя имел преимущество над племянниками).

В X веке сложилась более-менее унифицированая денежная система, ориентированная на византийскую литру и арабский дирхем. Основными денежными единицами были гривна, куна, ногата и резана. Они имели серебряное и меховое выражение.

Историки по-разному оценивают характер государства данного периода: «варварское государство», «военная демократия», «дружинный период», «норманнский период», «военно-торговое государство», «складывание раннефеодальной монархии».

Крещение Руси и её расцвет

При князе Владимире Святославиче, правившем между 978 и 1015, официальной религией Киевского государства в 988 стало христианство. Став киевским князем, Владимир столкнулся с возросшей печенежской угрозой. Для защиты от кочевников он строит на границе линии крепостей. Именно во времена Владимира происходит действие многих русских былин, повествующих о подвигах богатырей.

В городах, наиболее значительными из которых наряду с Киевом были Новгород, Чернигов, Переяславль, Рязань, Владимир Волынский, Галич, Полоцк,Суздаль,Ростов, Смоленск , Изборск, Тмуторокань, Белоозеро и Плесков (Псков) развивались ремёсла и торговля. Создавались памятники письменности («Повесть временных лет», Новгородский кодекс, Остромирово евангелие, жития и архитектуры (Десятинная церковь, Софийский собор в Киеве и одноименный собор в Новгороде). О высоком уровне грамотности жителей Руси свидетельствуют дошедшие до нашего времени многочисленные берестяные грамоты). Русь вела торговлю с южными и западными славянами, Скандинавией, Византией, Западной Европой, народами Кавказа и Средней Азии.

После смерти Владимира на Руси происходит новая междоусобица. Святополк Окаянный в 1015 убивает своих братьев Бориса, Глеба и Святослава. Борис и Глеб в 1071 году были причислены к лику святых. Сам Святополк оказывается побеждён Ярославом и умирает в изгнании.

Правление Ярослава Мудрого (1019 — 1054) стало порой наивысшего расцвета государства. Общественные отношения регулировались сборником законов «Русская правда» и княжескими уставами. Ярослав Мудрый проводил активную внешнюю политику. Он породнился с множеством правящих династий Европы, что свидетельствовало о широком международном признании Руси в европейском христианском мире. Разворачивается интенсивное каменное строительство. В 1036 году Ярослав наносит поражение печенегам и их набеги на Русь прекращаются.

Изменения в государственном управлении в конце X — начале XII вв.

В ходе крещения Руси во всех её землях была установлена власть сыновей Владимира I и православных епископов, подчинявшихся киевскому митрополиту. Теперь все князья, выступавшие вассалами киевского великого князя, были только из рода рюриковичей. Скандинавские саги упоминают о ленных владениях викингов, но они располагались на окраинах Руси и на вновь присоединенных землях, поэтому во времена написания «Повести временных лет» они уже казались пережитком. Князья-рюриковичи вели ожесточенную борьбу с оставшимися племенными князьями (Владимир Мономах упоминает князя вятичей Ходоту и его сына). Это способствовало централизации власти.

Власть великого князя достигла наивысшего укрепления при Владимире, Ярославе Мудром и позднее при Владимире Мономахе. Попытки укрепить её, но менее успешно, предпринимал также Изяслав Ярославич. Положение династии укреплялось многочисленными международными династическими браками: Анны Ярославны и французского короля, Всеволода Ярославича и византийской царевны и др.

Со времени Владимира или, по некоторым сведениям, Ярополка Святославича, дружинникам вместо денежного жалования князь стал раздавать земли. Если изначально это были города в кормление, то в XI веке дружинники получали сёла. Вместе с сёлами, которые становились вотчинами, даровался и боярский титул. Бояре стали составлять старшую дружину, которая по типу являлась феодальным ополчением. Младшая дружина («отроки», «детеские», «гриди»), находившаяся при князе, жила за счет кормления с княжеских сел и войны. Для охраны южных границ проводилась политика пересления славян из северных племен на юг, а также заключались договоры с союзными кочевниками, «черными клобуками» (торки и берендеи). От услуг наемной варяжской дружины в основном отказались в период правления Ярослава Мудрого.

После Ярослава Мудрого окончательно утвердился «лествичный» принцип наследования земли в роде рюриковичей. Старший в роде (не по возрасту, а по линии родства), получал Киев и становился великим князем, все остальные земли делились между членами рода и распределялись по старшинству. Власть переходила от брата к брату, от дяди — к племяннику. Второй в иерархии князей занимал Новгород. При смерти одного из членов рода, все младшие по отношению к нему рюриковичи переезжали в земли, соответствующие их старшинству. При появлении новых членов рода им определялся удел — город с землей (волость). В 1097 году был закреплен принцип обязательного выделения удела князьям.

Значительной частью земли со временем стала обладать церковь («монастырские вотчины»). С 996 года население выплачивало в пользу церкви десятину. Число епархий, начиная с 4, росло. Кафедра митрополита, назначаемого константинопольским патриархом, стала находиться в Киеве, а при Ярославе Мудром митрополит впервые был избран из числа русских священников, в 1051 году им стал приближенный к Владимиру и его сыну Иларион. Большим влиянием стали обладать монастыри и их избираемые главы, игумены. Центром православия становится Киево-Печерский монастырь.

Бояре и дружина составляли при князе особые советы. Князь советовался также с митрополитом, епископами и игуменами, составлявшими церковный собор. С усложнением княжеской иерархии к концу XI века стали собираться княжеские съезды («снемы»). В городах действовали веча, на которые зачастую опирались бояре для поддержки собственных политических требований (восстания в Киеве 1068 и 1113 года).

В XI — начале XII века сформировался первый письменный свод законов — «Русская Правда», который последовательно пополнялся статьями «Правды Ярослава» (ок. 1015—1016 гг.), «Правды Ярославичей» (ок. 1072 г.) и «Устава Владимира Всеволодовича» (ок. 1113 г.). В «Русской Правде» отразилось усиление дифференциации населения (теперь размер виры зависел от социального положения убитого), регламентировалось положение таких категорий населения, как челядь, холопы, смерды, закупы и рядовичи.

«Правда Ярослава» уравняла в правах «русинов» и «словенинов». Это, наряду с христианизацией и другими факторами, способствовало формированию новой этнической общности, осознававшей своё единство и историческое происхождение.

С конца X века на Руси известно собственное монетное производство — серебярные и золотые монеты Владимира I, Святополка, Ярослава Мудрого и др. князей.

Распад

Во второй половине XI века Русь охватили княжеские усобицы. Их причинами были личные амбиции князей, поддержанные младшей дружиной, и запутанность лествичного принципа наследования, однако центростремительные силы в развитии государства возобладали. Среди соперничающих князей выделились Олег Святославич и Владимир Мономах. Одной из главных проблем, которую необходимо было решать в период усобиц были набеги половцев (с 1061 года). Половцы использовались князьями для борьбы с конкурентами. На Любечском съезде (1097 г.), призванном прекратить междоусобицы и объединить князей для защиты от половцев, был провозглашён семейный (вертикальный) принцип наследования земель: «Каждый да держит отчину свою». Теперь сыновья могли наследовать лишь те владения, которые принадлежали их отцу. Это позволило возвыситься Владимиру Мономаху, инициатору съезда и походов на половцев, и на время прекратить усобицы. Однако это открыло путь к политической раздробленности, так как в каждой земле утверждалась отдельная династия, а великий князь становится первым среди равных, теряя роль сюзерена.

Во второй четверти XII века Киевская Русь распадается на самостоятельные княжества. Хронологическим началом периода раздробленности современная историографическая традиция считает 1132 год, когда после смерти Мстислава Великого, сына Владимира Мономаха, власть киевского князя перестают признавать Полоцк (1132) и Новгород (1136), а сам титул становится объектом борьбы между различными династическими и территориальными объединениями Рюриковичей. Летописец записал «разодралась земля Русская».

В 1169 году внук Владимира Мономаха Андрей Боголюбский, впервые в практике междукняжеских усобиц, захватив Киев, не стал княжить в этом городе, а отдал его в удел. С этого момента Киев начинает постепенно терять политические, а затем и культурные атрибуты общерусского центра. Политический центр при Андрее Боголюбском и Всеволоде Большое Гнездо перемещается во Владимир, князь которого также стал носить титул великого.

Киев, в отличие от других княжеств, не стал достоянием какой-либо одной династии, а служил постоянным яблоком раздора для всех сильных князей. В 1204 он был вторично разграблен смоленским князем Рюриком Ростиславичем, боровшимся против Галицко-Волынского князя Романа Мстиславича. В битве на реке Калке (1223 г.), в которой участвовали практически все южно-русские князья произошло первое столкновение Руси с монголами. Но этот горький опыт не стал катализатором каких-либо объединительных процессов. Русские земли оставались крайне разобщёнными, когда подверглись нашествию Батыя в 1237—1242 гг.. В 1240 году в Киеве не было князя, оборону города возглавил боярин Даниила Галицкого Дмитр (Дмитрий). Город был обращен в руины и окончательно потерял столичные функции, так как и киевский митрополит постепенно перебрался во Владимир.

 

Религия

Церковь

Схизма 1054 года привела к образованию двух основных ветвей христианской церкви — Римско-католической церкви в Западной Европе и Православной церкви в Восточной. Раскол произошел в результате конфликта между римским легатом кардиналом Гумбертом и патриархом Константинопольским Михаилом Кируларием, во время которого церковники предали друг друга анафеме.

Крестовые походы

Одной из определяющих черт эпохи Высокого Среднвековья были крестовые походы, организованные христианами с целью отвоевания у сельджуков Палестины. Крестовые походы оказывали мощнейшее влияние на все слои средневекового общества — от возглавлявших эти походы королей и императоров до простых крестьян, чьи хозяева проводили долгие годы в сражениях на Востоке. Расцвет идеи крестовых походов пришелся на XII век, когда после Первого крестового похода на отвоеванных территориях образовалось христианское государство — Иерусалимское королевство. В XIII веке и позже христиане предпринимали несколько крестовых походов против своих же братьев-христиан, а также против язычников, исповедовавших другие, немусульманские религии.

Схоластика

По общему своему характеру схоластика представляет религиозную философию не в смысле свободной спекуляции в области вопросов религиозно-нравственного характера, как это мы видим в системах последнего периода греческой философии, а в смысле применения философских понятий и приёмов мышления к христиански-церковному вероучению, первый опыт которого представляет предшествовавшая схоластике патристическая философия. Имея в виду путём такого применения сделать доступным разуму содержание веры, патристика и схоластика тем отличались одна от другой, что для последней этим содержанием служило Св. Писание и для догматической формулировки собственно откровенного учения она пользовалась философией — тогда как для патристики содержание веры заключалось в установленных отцами догматах и философия применялась преимущественно к уяснению, обоснованию и систематизации последних. Абсолютной противоположности, впрочем, между схоластикой и патристикой нет, потому что и в патристическое время, наряду с постепенным формулированием догматов, шло обоснование и приведение их в систему, а с другой стороны, нельзя сказать, чтобы и в период схоластики система догматов представляла собою во всех пунктах законченное целое: в области богословско-философской спекуляции догматическое учение подверглось некоторой дальнейшей разработке.

Отношение между схоластикой и патристической философией точнее можно определить так: первая осуществляет и развивает то, что не достигло ещё осуществления и развития в последней, хотя и находилось в ней в качестве зародыша.

Философствование схоластиков строилось на почве установленного учения церкви и тех учений античной философии, которые сохранились до средних веков. В этом двойном богословско-философском предании высшее место, конечно, принадлежало церковному учению. Немалым уважением пользовалось, однако, и философское предание: от новых, только приступавших к научному просвещению народов естественно было ожидать, что они с детским доверием и почтением примут полученную ими в наследство от древности науку. Являлась задача согласовать оба предания и объединить в нечто целое. При выполнении этой задачи исходили из того принципа, что разум и откровение происходят от одного источника света — от Бога, и что поэтому между теологией и истинной философией противоречия не может быть, а в согласии их учений — доказательство истинности обеих.

В период расцвета схоластических систем философия и теология действительно переходили одна в другую. Однако различие их природы должно было всё-таки проявить себя — и к концу средних веков богословие и философия уже резко обособляются друг от друга.

Средневековая мысль ясно понимала различие этих областей. Философия основывалась на естественно-разумных принципах и доказательствах или, как тогда говорили, на «естественном свете», а теология — на божественном откровении, которое было сверхъестественно. Учениям философским истина присуща, сравнительно с откровением, в незначительной мере; показывая, до каких пределов познания может дойти человек своими естественными силами, философия вместе с тем даёт доказательство того, что она не может удовлетворить стремления нашего разума к созерцанию Бога и вечному блаженству и что здесь необходима помощь сверхъестественного откровения.

Схоластики чтили древних философов, как людей, которые достигли вершины естественного знания, но это не значит, чтобы философы исчерпали всю возможную для человека истину: преимущество теологии перед философией заключается как в том, что она имеет высший принцип познания, так и в том, что она обладает высшими истинами, которых разум не может достигнуть сам собою. Эти откровенные истины у схоластиков собственно и составляли существенное содержание их систем, философия же служила только вспомогательным средством для задач богословия. Поэтому они и говорили, что философия — служанка богословия (лат. ancilla theologiae). В двояком отношении она была такою служанкою: во-первых, она давала теологии научную форму; во-вторых, из неё теология извлекала те истины разума, на основе которых она могла возвыситься до спекулятивного разумения христианских тайн, насколько оно вообще доступно человеческому духу. В начале схоластического периода философская мысль ещё не стоит в рабском подчинении церковному учению. Так, Эригена хотя и утверждает, что все наши исследования должны начинаться с веры в откровенную истину, при толковании которой мы должны всецело подчинить себя руководству отцов, — однако истинную религию он не согласен понимать просто в виде санкционированного авторитетом учения и в случае коллизии между авторитетом и разумом отдаёт предпочтение последнему; противники упрекали его в неуважении к церковному авторитету. И после Эригены согласие разума с учением церкви было достигнуто лишь постепенно. С половины XIII в. это согласие является твёрдо обоснованным, с тем, однако, ограничением, что специфически христианские догматы (троичность, воплощение и др.) изъяты из области доказуемого разумом. Постепенно (в основном — ко времени возобновления номинализма в XIV в.) круг теологических положений, доказуемых разумом, все более сужается, пока наконец место схоластического предположения сообразности церковного учения с разумом заступает полное отделение школьной философии (аристотелевской) от христианской веры.

Взгляд на философию как на служанку богословия хотя и не проводился строго всеми схоластиками, однако выражал, можно сказать, господствующую тенденцию времени. Тон и направление всей духовной жизни в средние века давала церковь. Естественно, что и философия в это время принимает теологическое направление и судьба её связывается с судьбою иерархии: с возвышением последней и она достигает высшего расцвета, с падением её — падает. Отсюда историки выводят и некоторые другие черты схоластической философии.

Учреждения практического характера должны представлять собою строго организованную систему: это — одно из условий их процветания. Поэтому и католическая иерархия в период своего постепенного возвышения была озабочена собранием в систему канонических правил, которые должны лежать в основе её строя. Такое систематизаторское стремление отражается и на философии средних веков, которая тоже стремится к системе и на место опытов фрагментарного, носящего более или менее случайный характер патристического философствования даёт ряд более или менее цельных систем. Особенно это обнаруживается в цветущее время схоластики, когда появляются богословско-философские системы Альберта Великого, Фомы Аквината и Дунса Скота.

Внимание схоластиков потому уже должно было направиться в эту сторону, что в их распоряжение от прежнего времени был предоставлен материал, требующий не критического обсуждения и не апологетико-полемической работы, а именно только систематизации: это были общеустановленные положения церковной веры, которые надлежало подвергнуть формальной обработке при помощи доступных философских приёмов. Этим объясняется и другая черта схоластической философии: её тяготение к форме, к формальной обработке понятий, к построению формальных выводов. Схоластику нередко упрекают в излишнем, пустом формализме. Упрёки эти не лишены основания; но нужно иметь в виду, что такой формализм был неизбежен. В другие времена перед мыслью стояло богатство и разнообразие опытного содержания; наоборот, материал, над которым оперировала схоластическая философия, был ограничен, и свежие умственные силы новых народов должны были найти себе исход в усиленной формальной работе.

Общая задача заключалась в том, чтобы усвоить полученные от античного миpa памятники философской мысли и применить их к потребностям времени. Философские учения древности делались достоянием средних веков постепенно; сначала из них были известны только скудные отрывки. В первое время являлась, таким образом, задача восполнить пробелы в философском предании, а потом требовалось уже согласить не всегда согласные между собою философские авторитеты древности. Нужно было, кроме того, применить философию к богословию, определить и обосновать отношение разума к вере, найти истинам веры разумное объяснение и в конце концов создать философско-богословскую систему. Все это побуждало средневековую мысль главным образом к формальной работе, хотя, конечно, приводило её и к новым выводам материальным, почему в философствовании схоластиков несправедливо видеть только одно повторение на разные лады сказанного Августином и Аристотелем.

Духовное и светское сословия в течение средних веков различались между собою и по жизни, и по взглядам, и по интересам, и даже по языку: духовные пользовались латинским языком, миряне говорили языком народа. Конечно, церковь всегда одушевлена была стремлением провести в народную массу свои принципы и взгляды; но пока это стремление не было осуществлено — а осуществить его всецело невозможно, — рознь между светским и духовным продолжала существовать. Все мирское казалось для духовного если не враждебным, то низшим, чуждым. В содержание схоластической философии почти не входили поэтому проблемы натурфилософского характера; для неё достаточным казалось общее, метафизическое рассмотрение вопросов о мире; её внимание устремлено было на Божество и тайны спасения, а также на нравственное существо человека; этика её, исходившая из противоположения жизни земной и небесной, мира горнего и дольнего, также гармонировала с общей отрешённостью от мирского и земного и тяготением к небесному.

Та же рознь светского и духовного обнаруживается и на языке. Если наука, почти исключительно преподававшаяся на латинском языке, была достоянием духовенства, то поэзия — именно в том, что в ней было самого жизненного, — принадлежала мирянам. Как на поэтическом искусстве средних веков не отражается влияние научного мышления, почему оно носит слишком фантастичный характер, так научное изложение за это время лишено всякой чувственно-наглядной образности: нет в нём ни вкуса, ни фантазии, ни художественности формы; преобладает искусственность и сухость, наряду с порчей классической латыни.

Расцвет монашества

Период с конца XI века по середину XII века был эпохой расцвета христианского монашества.

Нищенствующие ордена

На XIII век пришелся расцвет нищенствующих орденов, наиболее известными среди которых были:

  • Францисканцы (основан в 1208)
  • Кармелиты (1150)
  • Доминиканцы (1215)
  • Августинцы (1256)


Торговля и коммерция

В XII веке в Северной Европе был основан Ганзейский союз во главе с городом Любек. В состав союза вошли многие северные города Священной Римской империи — Амстердам, Кёльн, Бремен, Ганновер и Берлин — и других регионов — например Брюгге и Гданьск. Союз осуществлял посредническую торговлю между Западной, Северной и Восточной Европой, состоял в торговых отношениях со многими другими городами, в числе которых были Берген и Новгород.

В конце XIII века венецианский путешественник Марко Поло одним из первых в Европе отправился по Великому шелковому пути в Китай, а по возвращении тщательно описал увиденное во время путешествия, открыв западному человеку мир Азии и Востока. Вслед за ним на Восток отправились многочисленные миссионеры — Гильом де Рубрук, Джованни Плано Карпини, Андре де Лонжюмо, Одорик Порденоне, Джованни де Маригнолли, Джованни ди Монте Корвино — и путешественники, такие как Hикколо Конти.

Развитие технологий

 

На протяжении XII — XIII веков в Европе произошел резкий подъем развития технологий и увеличилось число нововведений в средствах производства, что способствовало экономическому росту региона. Менее чем за столетие было сделано больше изобретений, чем за предыдущую тысячу лет.

  • В 1185 году в Йоркшире (Англия) была построена первая ветряная мельница (самый ранний задокументированный случай)
  • В 1270 году в Италии появились бумажные производства
  • В XIII веке в Европу пришло (вероятно из Индии) прядильное колесо
  • В конце XII века с появлением компаса значительно упростилась навигация
  • В 1280-х годах в Италии были изобретены очки
  • Из мусульманской Испании в Европу вернулась астролябия
  • В 1202 году через книгу Liber Abaci итальянского математика Фибоначчи европейцы узнали арабские цифры
Цветок

Функции цветка. Цветок — это видоизмененный укороченный побег, приспособленный для размножения покрытосеменных (цветковых) растений. Исключительная роль цветка связана с тем, что в нем совмещены все процессы бесполого и полового размножения, в то время как у низших и многих высших растений они разобщены. В обоеполом цветке осуществляются микро- и мегаспорогенез ...

Если ваш ребенок - левша

Если ваш ребенок - левша Леворукость – это не просто предпочтение левой руки, но и совершенно другое распределение функций между полушариями мозга. Это не привычка, не болезнь, не результат ошибок педагога, это один из нормальных вариантов развития организма, который часто зависит от врожденных генетических особенностей строения мозга ребенка. Кроме генетической ...

Спутники Сатурна

Всякий, кто наблюдал планеты в телескоп, знает, что на поверхности Сатурна, то есть на верхней границе его облачного покрова, заметно мало деталей и контраст их с окружающим фоном невелик. Этим Сатурн отличается от Юпитера, где присутствует множество контрастных деталей в виде темных и светлых полос, волн, узелков, свидетельству- ющих о значительной активности его ...

Подготовительный период

Подготовительный период 1) АЗБУКА – К МУДРОСТИ СТУПЕНЬКА. ПТИЧЬЯ ШКОЛА. Б.Заходер. На старой липе во дворе Большое оживленье. Повесил кто-то на заре Такое объявленье: «Открыта школа для птенцов! Занятия – с пяти часов. Здесь можно даже летом Учиться всем предметам!» Давайте, ребята, и мы посетим Лесную школу. - Работа по картине «Лесная ...