Главное меню



Цефеиды

Уважаемые посетители! Наиболее важный аспект астрономии в изучении Вселенной – определение расстояний до отдаленных объектов – галактик. Правильность этих определений позволяет наиболее точно оченивать размеры окружающего нас мира. Основным методом, сохранившим действенность до наших дней, является метод определения расстояний при помощи цефеид. Об этих – самых главных звездах – рассказывается в статье доктора физ.-мат. наук Ю.Н. Ефремова, впервые опубликованной в журнале «Земля и Вселенная» № 2 за 1973. Не смотря на давность, статья сохранила актуальность до наших дней.

Ю.Н. Ефремов. Самые главные звезды.

У людей разные звезды. Для путешественников звезды — указатели пути. Для других — это только маленькие огоньки. Для ученых звезды — это проблемы... И все эти звезды немые.
Антуан де Сент-Экзюпери

Сотни астрономов-специалистов и тысячи любителей исследуют переменные звезды. В последнем издании «Общего каталога переменных звезд», составленном Б. В. Кукаркиным, П. Н. Холоповым и их сотрудниками, насчитывается 20 436 объектов; 10000 других звезд нашей Галактики заподозрено в переменности, а за ее пределами известно более 5000 переменных. Тысячи звезд, даже довольно ярких, остаются малоизученными, и это едва ли не самая благодарная и полезная для науки сфера деятельности любителей астрономии. Одна только Американская ассоциация наблюдателей переменных звезд насчитывает свыше 2000 членов.

В XVIII веке наблюдателей переменных звезд было лишь двое — землевладелец из Йорка Пиготт и его друг, талантливый юноша Джон Гудрайк, а наблюдали они семь известных тогда переменных, три из которых открыли сами. В 1783 году Пиготт обнаружил изменяемость блеска эта Орла с периодом 7 дней, а в следующем году Гудрайк открыл переменность дельта Цефея и нашел, что ее блеск возвращается к прежнему состоянию каждые 5 дней 8 часов 37 минут. К началу нашего века было известно более 30 похожих звезд: блеск их изменялся в среднем на звездную величину с периодом от 2— 3 до 40 дней. Звезды этого класса назвали цефеидами. Их изучение дало наилучший способ определения больших расстояний.

В конце XIX века Гарвардская обсерватория (США) по инициативе Э. Пикеринга первой приступила к систематическому фотографированию звездного неба, открытию и исследованию по этим пластинкам переменных звезд. Отделение Гарвардской обсерватории в Перу среди других работ занималось изучением Магеллановых Облаков, сияющих на южном небе как изолированные кусочки Млечного Пути. В 1908 году Г. Ливитт опубликовала каталог 1777 переменных звезд, открытых ею в Малом Магелпановом Облаке. Для шестнадцати из них она смогла определить периоды изменения блеска. «Стоит отметить,— писала мисс Ливитт,— что более яркие переменные имеют больший период». Эти слова ознаменовали начало трудного пути, идя по которому люди научились понимать язык звезд.

Спустя четыре года Ливитт получипа уже периоды 25 звезд и сопоставила их на графике с блеском в максимуме и минимуме. Блеск оказался связанным с периодом линейной зависимостью, и она заключила: «Так как эти переменные звезды, вероятно, находятся на одинаковом расстоянии от Земли, их периоды, очевидно, связаны с количеством излучаемого ими света», то есть со светимостью. Так появилась знаменитая зависимость период — светимость. По-видимому, Ливитт понимала значение своего открытия. Ведь если известна светимость хотя бы одной звезды, то для любой другой звезды данного типа можно определить по периоду светимость и, сравнивая ее с видимым блеском,— расстояние. Но она ничего не сделала, чтобы расшифровать полученное ею сообщение из Магеллановых Облаков. Э. Герцшпрунг был первым, кто заставил работать зависимость период — светимость. Он понял, что переменные звезды, найденные Ливитт, и есть цефеиды, хорошо известные в окрестностях Солнца,— форма кривых блеска, амплитуды и периоды убедительно свидетельствовали об этом. Еще в 1907 году Герцшпрунг установил, что цефеиды — звезды высокой светимости, сверхгиганты. В 1913 году по тринадцати звездам с известным собственным движением он получил статистический параллакс цефеид и их среднюю светимость. Сравнивая видимые величины цефеид Малого Магелланова Облака с абсолютной величиной цефеид Галактики, Герцшпрунг впервые определил расстояние до Облака. К несчастью, опечатка в статье стала, видимо, причиной того, что его оценка не привлекла должного внимания: вместо 30 000 световых лет было напечатано 3000. Во всяком случае, расстояние до Облака действительно оказалось очень большим по сравнению с его размерами, и поэтому все цефеиды Магеллановых Облаков можно считать находящимися на одинаковом расстоянии от нас.

Зависимость среднего блеска цефеид в Магеллановых Облаках от периода переменности. Дальнейшая история зависимости период — светимость связана с именем Шелли. В 1918 году тридцатитрехлетний Шепли, сотрудник обсерватории Маунт Вилсон, предпринял новую калибровку зависимости период.—"светимость, выкинув две звезды из тринадцати цефеид Герцшпрунга, которые показались ему нетипичными. Далее он привлек переменные звезды в шаровых скоплениях. Они были двух видов: немногочисленные звезды с периодом 2—30 дней и десятки звезд типа RR Лиры с периодом в 0,3—0,7 дня. Наклон зависимости период — светимость, построенной для переменных звезд в каждом из трех шаровых скоплений, оказался очень близким к наклону, полученному Ливитт. Кривые блеска долгопериодических звезд в шаровых скоплениях были достаточно похожи на кривые блеска цефеид, (рис. справа ниже) и Шепли сделал ошибочный шаг, последствия которого больше тридцати пет мучили астрономов,— он решил, что светимость этих звезд такая же, как и у цефеид. Тем не менее Шепли впервые получил способ определения расстояния до шаровых скоплений, составляющих как бы костяк нашей Галактики. Используя эти расстояния, Шепли создал схему строения Галактики и нашел, что центр ее расположен в 10 кпс от нас, а не близ Солнца, как считали все предыдущие исследователи.

С помощью 100-дюймового рефлектора, вступившего в строй в 1918 году, Э. Хаббл к концу 1924 года обнаружил и исследовал в туманности Треугольника (М 33) 47 очень слабых переменных звезд и 36 таких же звезд в туманности Андромеды (М 31). Многие из них всеми своими характеристиками напоминали цефеиды. Хаббл определил их периоды и нашел, что амплитуда изменения блеска у этих звезд такая же, как и у галактических цефеид данного периода. Кривые блеска тоже ничем не отличались от кривых для цефеид Галактики и Магеллановых Облаков. Сомнений в том, что эти звезды в М 33 и М 31 — цефеиды, не могло быть. Примененная Хабблом зависимость период—светимость указывала, что расстояние М 33, например, составляет 285 клс. Даже при завышенных Шепли размерах Галактики туманность Треугольника оказывалась далеко за пределами Млечного Пути. Почти такое же расстояние Хаббл вскоре получил для М 31. Шепли был сражен его же собственным оружием—цефеидами, ведь он был убежден, что «спирали» находятся в пределах системы Млечного Пути, в нашей Галактике... Известие об открытии Хаббла уже проникло в газеты: «Э. Хаббл подтверждает предположение о том, что спирали являются звездными системами»,— писала «Нью-Йорк Тайме» 23 ноября 1924 года, но лишь уступая настояниям Рессела, Хаббл прислал статью об исследовании цефеид в М 33, М 31 и NGC 6822 на очередной съезд Американского астрономического общества в Вашингтоне. 1 января 1925 года Стеббинс прочел доклад Хаббла, и все поняли, что спор окончен навсегда.

Исследование цефеид в М 33 и М 31 позволило установить природу этих туманностей, а не просто означало разрешение их на звезды. Кстати, не Хаббл впервые разрешил их на звезды, как часто пишут, а еще Ричи с помощью 60-дюймового рефлектора, но Ричи не смог это доказать. На фотографии центра М 31, снятой им в 1910 году, можно отождествить десяток цефеид, открытых позднее Хабблом и Бааде. Если бы Ричи догадался получить серию пластинок и проблинковать их, он мог бы обнаружить и исследовать цефеиды в соседних галактиках еще в 1910 году. Правда, как Ричи вспоминал позднее, уже в 1919 году у него была подготовлена к печати статья, в которой доказывалось, что спирали—независимые галактики, но по некоторым причинам (вероятно, возражения руководства обсерватории Маунт Вилсон) она не увидела свет...

Благодаря исследованиям цефеид наше Солнце за какие-то десять лет переместилось из центра единственной всеобъемлющей системы Млечного Пути на окраину одного из бесчисленных островов в океане Вселенной. Это была подлинная революция в астрономии, по своему мировоззренческому значению уступающая только коперниканской. С середины 20-х годов размеры нашей Галактики, шкала расстояний во Вселенной и проблемы космологии оказались тесно связанными с нуль-пунктом зависимости период—светимость, то есть со значением светимости, принимаемым для цефеид данного периода. Начались бесчисленные попытки уточнения светимости цефеид. Большинство работ подтверждали нуль-пункт Шепли, но были косвенные основания для беспокойства. Светимость шаровых скоплений и Новых звезд туманности Андромеды оказывалась примерно на l"1^ меньше, чем в Галактике. Размеры Галактики существенно превосходили размеры туманности Андромеды — соседней звездной системы такого же типа. Бааде со 100-дюймовым рефлектором обсерватории Маунт Вилсон тщетно пытался уничтожить расхождение, улучшая шкалу звездных величин в туманности Андромеды. Расхождение исчезло бы, если бы цефеиды оказались на 1,5m ярче, чем по Шепли. Модуль расстояния туманности Андромеды стал бы тогда на I,5 больше.

Но эти и другие указания на необходимость увеличения светимости цефеид не привлекали внимания до 1952 года, когда Бааде объявил, что он не смог найти в туманности Андромеды звезд типа Лиры, несмотря на использование 200-дюймового рефлектора. Он даже и не пытался их искать—сразу же стало ясно, что это безнадежно. Ярчайшие красные гиганты, типичные для шаровых скоплений, появились только близ предела пластинки у 22,8m. Из построенной Сендиджем диаграммы цвет — светимость шарового скопления М 3 было видно, что красные гиганты на 1,5m ярче звезд RR Лиры. Модуль расстояния М 31, определенный по цефеидам, составлял 22,8, а по звездам RR Лиры он должен быть равен 24,3. Итак, не было другого выхода, как признать одно из двух: либо абсолютная величина звезд RR Лиры слабее нуля (значение, принятое Шепли), либо же цефеиды ярче, чем это дает нуль-пункт Шепли. Бааде предпочел второе. Увеличение модуля расстояния М 31 к тому же снимало различие в светимости шаровых скоплений и Новых звезд Галактики и туманности Андромеды.

Бааде выступил с этим сообщением на заседании Комиссии 27 Международного астрономического союза в августе 1952 года. Вслед за ним поднялся А. Теккерей, работающий на обсерватории в Претории, и сказал, что он только что обнаружил три звезды типа RR Лиры в шаровом скоплении Малого Магелланово-го Облака. И появились они не при 17,4m, как это должно было быть при нуль-пункте Шепли, а при 18,9m/ Различие снова составило 1,5m. Сомнений больше не было: астрономы сорок лет ошибались в оценке светимости своих самых важных звезд! И ошибались примерно вдвое в оценке всех расстояний, полученных с помощью цефеид, то есть в оценке расстояний до галактик. Это удвоение масштабов Вселенной имело огромные последствия для космологии. После 1952 года интерес к проблеме резко возрос. За пять лет вышло из печати более двух десятков статей о светимости цефеид. И снова астрономы оказались конформистами: теперь уже господствовала тенденция подтверждать выводы Бааде. Когда-нибудь наука о науке займется анализом этого любопытнейшего явления — бессознательной тенденции ученых подтверждать результат авторитетного специалиста. Пожалуй, причиной тому в астрономии — скудость наблюдательных данных, большие их ошибки и, вместе с тем, сравнительное обилие способов обработки и побочных факторов, которые можно учитывать по-разному. Среди несогласных с Бааде был П. П. Паренаго, глава московской звездноастрономической школы. Исходя в основном из нового определения статистического параллакса цефеид, проведенного в 1954 году А. Блаау и Г. Морганом, которые отобрали для этого 18 звезд с наилучшими собственными движениями, он получил поправку нуль-пункта Шепли в— 1,0m. Паренаго опирался также на новое значение светимости звезд типа RR Лиры. Тщательный анализ собственных движений этих звезд привел Е. Д. Павловскую к выводу, что их абсолютная величина составляет не 0,0m, a +0,5m. Тем самым сохранялась обнаруженная Бааде разница в l,5m между светимо-стями цефеид и звезд типа RR Лиры. К несчастью, достаточно близко от нас нет ни одной цефеиды, у которой можно было бы измерить тригонометрический параллакс с достаточной точностью.

На помощь пришел случай. В 1955 году Дж. Ирвин, занимаясь фотоэлектрической фотометрией южных цефеид, обнаружил, что яркая цефеида S Наугольника окружена многочисленными голубыми звездами. Заглянув в звездный атлас, Ирвин увидел, что цефеида сидит в рассеянном звездном скоплении NGC 6087. Вскоре так же случайно Ирвин установил, что U Стрельца расположена в центре скопления М 25. Очевидцы помнят, как блестели глаза Ирвина, когда он рассказывал об этом за чопорной процедурой утреннего чая в Капской обсерватории. В самом деле, ведь методы определения расстояний рассеянных скоплений были уже достаточно надежны! В том же году в Москве П. Н. Холопов сравнивал положения на небе рассеянных скоплений и переменных звезд. И среди многих переменных гвезд в скоплениях он особо отметил десяток цефеид. Проанализировав скудные тогда данные об этих цефеидах и скоплениях, Холопов пришел к выводу, что многие из цефеид могут быть физическими членами скоплений. В начале 1956 года он сдал в печать большую статью с анализом связи переменных звезд и скоплений, где говорилось и о цефеидах. В том же году появилась заметка Ирвина, а в следующем — сообщения Крафта и ван ден Берга. Крафт сравнивал координаты скоплений и цефеид, а ван ден Берг искал скопления вокруг цефеид на фотографиях Паломарского атласа неба. Большинство найденных ими в скоплениях цефеид уже были в списке Холопова, а его статья все еще находилась в печати и вышла лишь в 1958 году.

Однако и Холопова, и Ирвина опередил П. Дойг, и опередил на 30 лет! Еще в 1925 году он знал, что U Стрельца и S Наугольника входят в рассеянные скопления, и предлагал с помощью зависимости периjд—светимость определять расстояния до скоплений. Поистине, новое— это хорошо забытое старое... В 1957—1961 годах цефеиды в скоплениях тщательно изучали астрономы обсерваторий Маунт Вилсон и Паломар — А. Сендидж, Р. Крафт и X. Арп. Они получили фотоэлектрические кривые блеска и цвета пяти цефеид—наиболее «надежных» членов скоплений, построили диаграммы цвет—светимость скоплений и определили их расстояния. Эти данные позволили Сендиджу выдвинуть гипотезу о происхождении цефеид из массивных звезд главной последовательности, которая вскоре была подтверждена обнаруженной автором зависимостью период — возраст. Чем старше скопление, тем меньше масса его самых ярких звезд и период входящих в его состав цефеид. Эти звезды приобрели особое значение и для проверки теории звездной эволюции. В дальнейшем было показано, что после ухода массивных звезд с главной последовательности в их наружных слоях с необходимостью создаются условия, требуемые теорией для начала пульсации цефеид. Эти пульсации и вызывают переменность блеска.

Результаты исследования пяти цефеид в скоплениях были в 1961 году подытожены Крафтом. Он подтвердил увеличение на 1,5m светимости цефеид, предложенное Бааде. Но когда в 1965 году И. М. Копылов совместно с автором пересмотрели данные о цефеидах в скоплениях, они подтвердили поправку Паренаго—увеличение светимости цефеид лишь- на 1,0m. Это было связано с тем, что мы использовали другую методику при определении расстояний до скоплений. Чтобы найти расстояние до скопления, надо знать разность между видимой и абсолютной величинами (светимостью) его звезд, находящихся на главной последовательности. Светимость звезд данного спектрального класса на главной последовательности предполагается одинаковой у всех скоплений, но Крафт использовал значения светимостей, определенные Джонсоном, а мы — значения, полученные Копыловым, которые для ранних звезд (класса В) на O,5m меньше. Поэтому и светимости цефеид оказались у нас на О,5m меньше. Различие светимостей В-звезд на главной последовательности обусловлены, по-видимому, тем, что Джонсон опирался на расстояние одного только скопления Гиады, известное из геометрических соображений, а Копылов — на данные о нескольких скоплениях. Между тем появились указания на то, что Гиады обладают заметно большим содержанием тяжелых элементов, чем среднее рассеянное скопление. Это, как считают И. М. Копылов и автор статьи, и может быть наиболее вероятной причиной расхождений в значениях светимости звезд на исходной главной последовательности.

Проблема светимости цефеид ныне сводится к проблеме шкалы расстояний рассеянных скоплений, и поскольку здесь нет пока полной ясности, определения статистических параллаксов цефеид сохраняют актуальность, К сожалению, и здесь последние работы не дают согласующихся результатов. Исследователи цефеид сражаются с гидрой, у которой на месте отрубленной головы вырастает новая. За 50 лет усилий выявлена ошибка в I,5m и все еще возможна ошибка в 0,5m. Однако появляются наблюдательные данные, показывающие, что светимость звезд на главной последовательности, от которой зависят расстояния скоплений, связана с содержанием тяжелых элементов. Если это так, можно оптимистично смотреть в будущее; спектральный анализ и фотометрия звезд в скоплениях помогут уточнить их химический состав, а при нахождении расстояния до скопления, в котором есть цефеиды, будет использована главная последовательность, соответствующая содержанию металлов в данном скоплении. Исследования цефеид, определяющих шкалу расстояний во Вселенной, а следовательно, постоянную Хаббла и выбор между космологическими моделями, остаются важнейшей задачей астрономии.




 

Класс Корненожки

Представители класса — одноклеточные животные, наружный покров которых представлен гонкой плазматической мембраной, и поэтому форма тела у них непостоянная. Передвигаются корненожки с помощью временных выпячиваний цитоплазмы — ложноножек. Корненожки обитают главным образом в морях, реже в пресных водоемах. Небольшое количество видов —• паразиты человека и животных ...

Если ребенка дразнят в школе

Если ребенка дразнят в школе Ребенка дразнят в школе. Неважно, что именно послужило для одноклассников поводом к этому - высокий или, напротив, маленький рост, какой-то другой недостаток внешности, черта характера и так далее. "Дразнилки", обидные прозвища, постоянные насмешки травмируют ребенка, особенно если он от природы раним и застенчив. Бывают случаи, когда эта ...

Past perfect

Прошедшее время группы 'perfect' используется, когда речь идёт о действии, которое уже произошло до определённого момента в прошлом и это действие связанно с этим моментом, а не с моментом речи (то есть с настоящим моментом). Прошедшее время группы 'perfect' образуется при помощи глагола 'to have/ had' : I heard that he had left New York = Я слышал, что он оставил Нью-Йорк. I had read the book by five o'clock yesterday = Вчера я ...

Лирический герой поэзии Н. А. Некрасова

Лирический герой Некрасова — поэт, размышляющий о своем поэтическом даре, гражданской миссии, долге и ответственности перед народом, о своих стихах и читателях, о «музе». Часто лирический герой раскрывается в стихотворных монологах- исповедях («Умру я скоро. Жалкое наследство...», «Зине», «Безвестен я. Я вами не стяжал...», «Замолкни, Муза мести и печали...»). Однако внутренний ...